Как мы пришли к экологической тематике наших путешествий

К этому органично привели два увлечения - горные путешествия и волонтерские проекты. Соединяем эти их в одно целое и получаем прекрасные, насыщенные активностями, путешествия по национальным паркам и заповедникам, совершая которые, мы помогаем этим организациям - финансово, потому что заказываем у них сопровождение, трансферы, проживание и другие услуги и непосредственно - собираем мусор, проверяем фотоловушки, которые научные сотрудники ставят для наблюдения за популяциями редких животных... В общем, наши экотуры это путешествуя с пользой. При этом, если вам хочется попасть в какой либо национальный парк не путешественником, а волонтером, то есть полностью посвятить свое время безвозмездной работе на благо людей и природы, то мы с удовольствием вам в этом поможем, обращайтесь! Вот несколько примеров опыта наших волонтеров из разных точек планеты.
Дарина Бунькова
Kaleidoscope Museum of Furano /HOKKAIDO (09/08- 19/08/2013)





«А когда тебя держит за лапу другая лапа…»
Вот уже несколько лет волонтерство является неотъемлемой частью моей жизни. Без активной волонтерской деятельности мне попросту становится скучно, а повседневные будни превращаются в серую и просто невыносимо однообразную рутину. Обычно помогаю на каких-нибудь фестивалях или мероприятиях, в прошлом году ездила на север Японии, где работала в музее калейдоскопов.

Однако очередной японский проект, на который я попала в этом году, кардинально отличался ото всех предыдущих. Описание было простым и ясным: добровольцы должны были работать в небольшом детском центре, каждый день вывозить дошколят и школьников на природу, а так же отдельно заниматься и играть с детьми с ограниченными возможностями. Дети – цветы жизни, подумала я и, воодушевленная этой мыслью, приготовилась к веселой и интересной работе с малышней. Каждое утро родители приводили своих чад (от 2 до 12 лет) к 8:30 утра в наш центр, где мы встречали ребят, знакомились с ними, помогали собраться и отправлялись купаться на озеро, на реку или в бассейн. Мы должны были всего-навсего присматривать за огромной оравой и играть с ними. Казалось бы, чего проще? Не тут-то было!

Так получилось, что из всех волонтеров (за исключением японца), кроме меня никто не знал японского языка. Конечно, между собой волонтеры спокойно объяснялись на английском, но постоянный контакт с местными детьми подразумевал наличие хотя бы базовых знаний. Моим первым потрясением стало осознание того, что я не могу их понять. Базовых знаний оказалось недостаточно. Дети что-то говорят мне, а я не понимаю, о чем. Если ребенок совсем малыш, лет двух или трех, то с ним не так трудно. Что нужно крошечному созданию? Он хочет есть,пить, быстро устает и норовит заснуть, желает поскорее вернуться к маме…

Им достаточно большой руки взрослого, который всегда поможет, предостережет, возьмет на ручки или посадит на колени. Маленьких детей понять легко. У них всѐ просто. А вот с ребятами, которые уже ходят в школу, было сложней. Я долго не могла понять, почему же взрослых японцев понимаю, а детей понять не могу. Казалось бы, с детьми должно быть проще… Наконец, я догадалась, в чем секрет непонимания. Общаясь с иностранцем, взрослый человек может здраво оценить, какими словами и как лучше говорить, чтобы точно быть понятым. Дети же так сильно не заморачиваются. Они просто говорят всѐ, что думают и хотят сказать, не тратя силы и время на фильтрацию. Дети непосредственны и открыты окружающему миру. Именно поэтому их так трудно и в то же время так легко понимать.

Другие ребята-волонтеры, совсем не знающие японского, решали проблемы с языковым барьером ещѐ проще – никто ведь не отменял язык тела и жестов! Потрепать по голове, взять за руку, пощекотать, просто улыбнуться - одинаково понятно ребенку и взрослому, японцу и русскому, американцу и индонезийцу. Так, например, привычное нам «Дай пять!» превратилось в какой-то ритуальный жест, заменявший приветствие, прощание, выражение радости и фразу «давай дружить».
Работа с детьми с ограниченными возможностями стала для меня настоящей школой жизни. Ребята были очень ранимые, добрые, нежные. Кто-то плохо слышит, кто-то не может ходить, кто-то боится людей и предпочитает сидеть в шкафу… У некоторых неизлечимые врожденные заболевания, пороки; они плохо говорили, капризничали; могли укусить, ударить, и выдернуть нам волосы. Но, играя с ними, я прочувствовала, что у каждого свой огромный неповторимый мир. Эти дети видят окружающее совершенно иначе. В памяти возникает мальчик,пишущий в воздухе замысловатые иероглифы; девочка, обнимающая всех без разбора.

Несмотря на все трудности, к этим детям мы прикипели гораздо больше, чем к обычным японским школьникам. Благодаря этим удивительным ребятам наш собственный внутренний мир стал намного шире. Из этого проекта я вынесла для себя одну очень важную идею: не имеет значения, из какой ты страны, на каком языке говоришь и какой религии придерживаешься. Есть вещи, которые останутся ценны и неизменны для каждого человека на земле. Помните, как сказал Игорь Фарбаржевич в «Сказках маленького лисѐнка»: «А когда тебя держит за лапу другая лапа, какая разница, что там ещѐ есть в мире»?

Дарина ВKонтакте
Галина Транькова
Imani Rehabilitation Найроби, Кения
Когда будут у меня свои дети, обязательно отправлю их по подобной программе куда-то, чтобы глаза открылись на мир
Чтобы принять менталитет кенийцев, нужно быть очень оpen mind, то есть открытым миру, людям, живу в приемной семье, питаюсь с ними вместе. К счастью, кухня очень похожа на нашу: готовят, в основном, рис, картошку, бананы, мясо, овощи. Только холодно по ночам: ехали, как в Африку, а здесь в августе температура, как у нас в октябре, и отопления нет. Кенийцы к волонтерам относятся очень дружелюбно. Только однажды местные попрошайки в агрессивной форме пытались у меня денег выклянчить. Ходить по столичным клубам и барам здесь все-таки лучше большой компанией.
Первый месяц мы вскапывали сады, красили заборы, чистили коровники, перебирали овощи тоннами, собирали дрова, стирали детскую одежду и постельное белье, купали детей, играли с ними. Сил после работы хватало лишь доползти до кровати и рухнуть спать. Потом я перешла в другой детдом, где учила малышей английскому языку, математике, рисованию. Так привязалась к ним! Слушала их истории и плакала каждый день: у одного родителей нет, у других они больны СПИДом, один до девяти лет жил на свалке, другой сбежал из дома...
Когда будут у меня свои дети, обязательно отправлю их по подобной программе куда-то, чтобы глаза открылись на мир.

Галина ВKонтакте
Катя Брит
«Abarenbo Camp» в префектуре Фукусима, Япония
24 июля я приехала на станцию Дзёко – место встречи волонтёров! Приключение началось.
С 24 июля по 15 августа 2010 года я принимала участие в волонтёрском проекте «Abarenbo Camp» в префектуре Фукусима, Япония. Работали в детском лагере.

Для меня это была четвёртая поездка в Японию, поэтому виза, перелёт и всевозможные формальные процедуры прошла почти «на автомате». А на выходе из аэропорта меня встретила замечательная надпись красным на белом: «WELCOME TO JAPAN». Мокрый и горячий воздух Токио убедил меня в том, что «самый жаркий день в Москве» (кстати, 23 июля, которое я провела именно в Москве) – это прохладное утро в сравнении с обычным климатом Токио.

В Японии на той неделе вышло новое поколение «Покемонов». По этому поводу покемоны были повсюду – на поезде, в каждом общественном месте и просто на улицах.

Не останавливаясь надолго в Токио, двинулась в г. Корияма, находящийся недалеко от того места, где мы встречались с руководителями проекта. Там я провела последнюю ночь до начала волонтёрского лагеря.

Отъехав от столицы, попала в языковой вакуум – никто не понимал никакого языка, кроме японского, но очень старались понять…

24 июля я приехала на станцию Дзёко – место встречи волонтёров! Приключение началось.

От станции, на такси приехали на МЕСТО – дом, построенный в эпоху Мейдзи (конец 19 века). Ремонтировали его последний раз, я полагаю, в ту же эпоху. Чтобы жить в этом доме, нам пришлось его прибрать. В нём давно никто не жил, поэтому он был покрыт слоем пыли. После уборки нам выдали спальные мешки, и мы поехали в ресторан. Директор лагеря угощал нас ужином.

После ужина нам выдали новенькие велосипеды, и мы отправились в вело-путешествие по окрестностям. После этого нас отвезли в общественную баню (онсен), и в магазин, купить необходимые продукты.

В составе группы волонтёров было 3 корейцев, 2 девушки из Каталонии, 1 из Чехии, 1 из Японии и я. Парень среди нас был всего один – кореец Чи Ку.

На следующий день были запланированы уборка территории и шопинг. Так как я неплохо говорю на японском (единственная из иностранцев в группе), Шеф взял меня с собой в магазин. Покупки (2 металлических стола и умывальник) перевозили на лодке с одного берега на другой.

Всю первую неделю мы посвятили уборке территории лагеря и подготовке её к приезду детей. После приезда детей работали 3 через 3 – 3 дня с обслуживающим персонажем (убирали, мыли, чистили), 3 – с детьми (играли, развлекали).

Кормили нас много, но тем, кто много работал – не хватало. Лишний повод заняться волонтёрством – отличный способ похудеть!

Работать было тяжело, но интересно! Наш Шеф на нытьё европейцев уверенно твердил: «Volunteer's work means sacrafice!» , что повергало европейцев в ужас: «Как так, мы заплатили по 200$, а этот тиран заставляет нас работать!». Для справки – организация, которая Вас принимает, не получает Ваших денег, поэтому если Вы не хотите работать – едьте просто туристом! Дороже, но зато спокойно.

Ещё один совет будущим волонтёрам – не едьте в страны, к которым не имеете никакого отношения. Для меня работа была проще потому, что я не испытывала таких психологических трудностей, как непонимание языка, на котором говорят окружающие и непринятие чужого менталитета (у жителей некоторых стран он очень специфический). Я занимаюсь изучением Японии и японского языка уже 8 лет, поэтому с этими трудностями я не столкнулась.

Проект был очень сложным (по статистике – самый сложный в списке проектов в Японии), потому, что на протяжении 3 недель мы покидали лагерь раз в 4 дня – помыться и в магазин. Лагерь находился на природе, часто приходилось спать в палатке и мыться в озере, но тем, кто хоть раз ходил в поход с рюкзаком, едва ли это составило бы проблему.

Другие волонтёры, увы, в походы не ходили. Это стало причиной массы проблем, например, девушки из Испании, не взявшие одежды кроме Dior и Calvin Klein подняли бунт, что не готовы заниматься уборкой… и работой… и готовкой… и вообще чем-либо, так как у них маникюр и одежда не приспособлена. Таким образом испанки нас вскоре покинули.
После проекта я на несколько дней осталась в Токио, погулять по городу, посмотреть достопримечательности. Японцы, которые работали вместе с нами в лагере, любезно составили мне компанию. Урождённые токийцы они показали мне такие закоулки Токио, о которых сама я никогда не узнала бы!

Когда пришла пора уезжать, Шеф предложил мне вернуться зимой и занять должность вожатого. Зимой поехать не удалось, но предложение осталось в силе и на будущее, так что, возможно летом поеду в Японию работать в лагере уже не в рамках волонтёрского проекта.

Катя на Facebook
Участникам международных волонтерских проектов предлагается принять участие в работе международной группы 10-20 человек, помогающей в организации культурных событий, изучающей культуру и историю, создающей или поддерживающей уникальную идею или участвующей в решении социальной проблемы. Например: организация музыкального фестиваля в Голландии, реставрация средневекового замка во Франции или работа на пляжах Сардинии (Италия) по установке экологических указателей на побережье Средиземного моря. Участие в проекте - это отдых для активных и отличный способ получения нового опыта и знаний!

Волонтерские проекты проводятся почти во всех странах мира, за исключением горячих точек планеты. Максимальное количество и разнообразие проектов приходится на страны Европы. Одновременно в каждом из проектов могут принимать участие только два участника из одной и той же страны, что максимально гарантирует международный состав группы. Обычно язык общения в лагере – английский, что обеспечивает прекрасную языковую практику, однако иногда используется язык той страны, в которой проводится проект. На время проведения проекта организаторы предоставляют всем участникам проживание и питание, а также помогают организовать их досуг.
Районы путешествий
Когда едем
Клуб Путешествий Shishka